Termokings.ru

Домашний Мастер
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ракетный танк ИТ-1 («Истребитель Танков», «Объект 150»)

  • 1 Описание
  • 2 Основные характеристики
    • 2.1 Бронезащита и живучесть
    • 2.2 Подвижность
  • 3 Вооружение
    • 3.1 Основное орудие
    • 3.2 Пулемётное вооружение
  • 4 Применение в бою
    • 4.1 Достоинства и недостатки
  • 5 Историческая справка
  • 6 Медиа
  • 7 См. также
  • 8 Ссылки

ИТ-1 «Дракон» — единственый советский танк, у которого в наличии только ракетное управляемое вооружение. Классическая компоновка с боевым отделением спереди, моторно-трансмиссионным сзади и башней вращающейся на 360°. Создан на базе среднего танка Т-62. Основное вооружение — ПТУР 3М7. В боевых действиях ИТ-1 не участвовал и на экспорт не поставлялся. Всего было выпущено 193 истребителя танков. Был добавлен в обновлении 1.59 «Огненные Стрелы», как первая машина с ПТУР и располагается на VI ранге исследования бронетехники СССР.

Нереализованные проекты: разработка ракетных танков в СССР

В 30-х годах ХХ-го века во многих развитых странах проводились эксперименты по установке на танки и бронеавтомобили различного вида вооружения. Советский Союз, правительство которого понимало неизбежность скорой войны, не остался в стороне от разработок в этом казавшемся тогда очень перспективном направлении.

В 30-х годах ХХ-го века во многих развитых странах проводились эксперименты по установке на танки и бронеавтомобили различного вида вооружения. На боевые машины устанавливали тяжелые мортиры, миномёты, гаубицы и миномёты. Осталось попытаться установить на них ракетное вооружение. Советский Союз, будучи одной из могущественных держав, правительство которого понимало неизбежность скорой войны, не остался в стороне от разработок в этом казавшемся тогда очень перспективном направлении.

В процессе создания первых серийных советских танков инженеры искали возможности увеличения огневой мощи как будущих, так и уже существующих, принятых на вооружение РККА образцов., помимо штатного, различного дополнительного вооружения, например ракет.

Первым проектом, направленным на реализацию этой идеи был проект РБТ-5. Началом работ над проектом можно считать задание на создание установки для размещения двух 250-кг ракет или, как их тогда называли, танковых торпед на легкий танк БТ-5. В конце 1933 года на заводе №37 были изготовлены первые опытные образцы пусковых установок для танковых торпед. Одна из них была рассчитана для запуска только одной торпеды, вторая, оказавшаяся более удачной, была спаренной; в течение короткого времени, но уже на Харьковском паровозостроительном заводе, ее установили на обычный серийный танк БТ-5.

Пусковая установка была размещена на танковой башне, имела наибольший вертикальный угол наведения до +48 градусов и включала в себя по одной оперенной торпеде, установленной на направляющей, с каждой стороны. Длина ракеты составляла 1805 мм, наибольший (головной части) диаметр равнялся 420 мм. Масса взрывчатого вещества (ВВ), расположенного в передней части торпеды, составила 130 кг, в хвостовой части находилось топливо — 13,7 кг. Штатное вооружение БТ-5 осталось прежним: 45-мм пушка 20 К и 7.62-мм пулемёт ДТ-29. Для осуществления стрельбы сначала выполнялись пристрелочные выстрелы из штатного башенного орудия, затем, используя сложную систему расчетов и поправок, производилась наводка торпед. Для воспламенения ракетного топлива использовались электрические запалы.

Первые успешные стрельбы ТТ (такое наименование в то время было присвоено ракетам) навесным огнем на короткие дистанции (300 — 1800 м) были произведены в 1931 — 1932 гг. на НИАПе АНИИ в Ленинграде и на полигоне ВОХИМУ (Кузьминки), после чего командованием УММ было принято решение об их установке на танки. Всего на основании ТТТ в научно-исследовательском отделе (НИО) ВАММ военным инженером 2 ранга Михаилом Николаевичем Тверским было разработано два проекта ракетного вооружения танка: установка 250-кг ТТ и спаренная установка 250-кг ТТ на танке БТ-5. Более удачным был признан второй вариант проекта легкого колесно-гусеничного ракетного танка, получившего наименование РБТ-5. Этим проектом, разработанным М.Тверским в конце 1933 года, в качестве дополнительного вооружения танка предусматривалась установка двух 250-кг ТТ.

Опытный образец установки был изготовлен на московском заводе № 37, а ее монтаж на опытный танк БТ-5 был осуществлен уже на ХПЗ. Танк РБТ-5 отличался от серийного танка БТ-5 размещением снаружи башни двух установок для пуска 250-кг ТТ (ракет) с сохранением основного оружия — 45-мм танковой пушки. Каждая ракета хвостовой частью устанавливалась в направляющую втулку и автоматически стопорилась. Перед пуском ракеты на поражение производилась предварительная пристрелка цели из 45-мм штатной пушкой и с помощью переходных таблиц вводился поправочный коэффициент в вертикальные углы наведения установки.

В качестве взрывателя ВВ на танковых торпедах применялся обычный взрыватель от авиационных бомб. Малая дальность стрельбы, низкая вероятность поражения цели и высокая уязвимость от пуль и осколков послужили причиной прекращения дальнейших работ над совершенствованием танка РБТ-5. Результаты работ по танку РБТ-5 легли в основу новых ТТТ, утвержденных начальником НТУ АБТУ РККА Лебедевым 29 января 1935 года.

Наработки, полученные при создании РБТ-5, в дальнейшем пытались применить в следующем проекте по установке на тот же БТ-5 фугасного 132-мм реактивного снаряда (РС). Работы в этом направлении велись с начала 1935 года, первые образцы были спроектированы в Ракетном научно-исследовательском институте инженером В.И. Александровым и изготовлены в апреле того же года. Установка представляла собой две направляющие планки, на которых крепился РС, и устанавливалась с левой стороны башни танка. Углы вертикальной наводки были фиксированными, 0 и 20 градусов. Подготовка к стрельбе РСами проводилась также предварительной пристрелкой из танковой пушки. Первые испытания были проведены 28 апреля 1935 года, было произведено три выстрела реактивными снарядами, дальность полета составила более 2000 метров.

Однако, из-за повышенной пожарной опасности и риска возгорания машины, испытания были приостановлены. По результатам последних испытаний комиссия пришла к выводу, что установка на танк ракетного вооружения является перспективным направлением в плане повышения огневой мощи, и постановила продолжить работы, которые велись вплоть до конца 1936 года. Вернулись к ним лишь в середине 50-х годов 20-го столетия, причем судьба большинства проектов по оснащению танка ракетным оружием закончилась только опытными образцами.

Тактико-технические характеристики ракетного танка РБТ-5

Год выпуска – 1933Вооружение:
Экипаж, чел – 345 мм пушка 20К образца 1932 года
Масса, т – 127,62 мм пулемет ДТ
Броневая защита, мм:2 х 250 ракеты
лоб, борт, корма – 13Двигатель – «М – 5», 400 л.с-авиационный
крыша – 10Максимальная скорость, км/час:
днище – 6на гусеницах -52
на колесах — 72

Как же дальше развивалось направление ракетных танков ?

Ракетный танк ИТ-1 «объект 150» проектировался в КБ УВЗ с 1957 по 1965 год на базе узлов и агрегатов танка Т-62. Разработка ракетного вооружения была поручена ОКБ-16, руководимому А.Э.Нудельманом. Консультантом по системе управления пригласили А.А.Расплетина, руководителя КБ-1 Госкомитета радиоэлектронной промышленности. В дальнейшем этому коллективу совместно с ЦКБ-14 поручили работу по созданию всего комплекса. Эскизный проект ракетного танка подготовил завод №183 в 1958 году первоначально на базе танка Т-54, но затем проект скорректировали, приняв в качестве базы танк Т-62.

Читать еще:  Profiset 60 (SCM, Италия) Автоматический четырехсторонний продольно-фрезерный станок

Машина имела сварной корпус, заимствованный у серийного танка Т-62. Броневая защита танка ИТ-1 « объект 150» — противоснарядная. Корпус машины сваривался из броневых катаных листов толщиной 20, 30, 40, 80 и 100-мм, установленных с рациональными углами наклона, и незначительно отличался от корпуса танка Т-62. Башня — литая, полусферической приплюснутой формы, с выдвижной установкой комплекса ракетного управляемого вооружения 2К4 «Дракон» и механизмом заряжания, в котором помещалось 12 управляемых ракет 3М7 «Дракон». Еще три ракеты располагались в немеханизированной боеукладке. Боевая масса машины составляла 34,5 т.

Компоновка машины – классическая. Для вождения танка ночью мог устанавливаться ночной подсветочный прибор наблюдения ТВН-2. За сиденьем механика-водителя на днище корпуса размещался ящик с инструментом и находился люк запасного выхода.

Боевое отделение танка ИТ-1 «объект 150» находится в средней части корпуса и башне танка. Его компоновка и оборудование принципиально отличались от боевого отделения танка Т-62. Внутри башни располагалась система заряжания и пуска (СЗП), состоящая из механизма заряжания (механизированный стеллаж с ТУРС) и ПУ с электрооборудованием и цепями пуска. Слева от командира располагалась радиостанция Р-123 и над ней – аппарат №1 танкового переговорного устройства (ТПУ).

Справа от оператора на башне крепился пульт оператора. Слева в крыше башни находилась командирская башенка с люком с системой командирского целеуказания, четырьмя призменными приборами наблюдения Л-36.65сб-2Б и комбинированным для дневного и ночного наблюдения прибором ТКН-3, над которым устанавливался осветитель ОУ-3КГ. Слева, на передней части башни установлены осветитель Л-2Г ночного прицела и фара Ф-125. На днище корпуса истребителя танков, по оси вращения башни, монтировались вращающееся контактное устройство ВКУ-330 и погонное устройство механизма заряжания.

У левого борта корпуса размещался подогреватель. МТО располагалось в кормовой части корпуса и было отделено от боевого отделения герметичной перегородкой. В нем размещались: двигатель, с обслуживающими системами, агрегаты трансмиссии с приводами управления, вентилятор системы охлаждения, противопожарное оборудование (ППО).

Вооружение танка состояло из управляемого ракетного комплекса 2К4 «Дракон» (основное оружие), в качестве вспомогательного вооружения на ИТ-1 «объект 150» устанавливался 7,62-мм пулемёт ПКТ с боекомплектом 2000 патронов. Эффективность поражения цели: с первого-второго выстрела. Заряжание пусковой установки автоматическое. Автоматика приводилась в действие нажатием кнопки на дневном прицеле.

Наведение на цель, производство выстрела осуществлялись с помощью пульта управления дневного прицела 1-ОП2. Защитные стекла прицелов имели электросистему обогрева.

Перед пуском ракеты определялась дальность до цели и эта характеристика вводилась в прицел. Оператор, удерживая перекрестие на цели, нажимал кнопку пуска. Первые 0,5 с ракета летела неуправляемой. С этого момента координаты летящей ракеты определялись автоматически, вырабатывались зашифрованные радиокоманды и излучались в направлении ракеты, на которой они принимались, расшифровывались и подавались на рули поворота. Дальность стрельбы днем колебалась в пределах от 300 до 3300 м, ночью — от 400 до 600 м. Бронепробиваемость под углом 60° составляла 250 мм.

Ракетный танк ИТ-1 « объект 150» был принят на вооружение постановлением Совета Министров СССР № 703-261 от 3 сентября и приказом Министра обороны №0269 от 6 ноября 1968 года под обозначением ИТ-1 (ИТ — истребитель танков). Изготавливался он серийно на Уралвагонзаводе с 1968 по 1970 год. На вооружении Советской Армии ИТ-1 состоял недолго. Однако его конструктивные недостатки: большие габариты и масса, устаревшая элементная база, большая мертвая зона, отсутствие пушки на танке и тд. послужили причиной снятия ИТ-1 с вооружения. В боевых действиях эти машины не участвовали и на экспорт не поставлялись.

Тактико-технические характеристики ИТ-1 «объект 150»

Бронирование

Преодолеваемый ров, м 2,85
Преодолеваемый брод, м 1,4 (5 с ОПВТ)

«Объект 287»

Машина, созданная в Ленинграде на Кировском заводе под руководством Жозефа Яковлевича Котина на шасси опытного среднего танка «Объект 430», в первую очередь напоминала разобранный танк. То есть корпус у нее был, а башни не было. Точнее, вместо башни на 287-й устанавливалась вращающаяся платформа, по высоте находящаяся вровень с корпусом. Внутри размещался экипаж (два человека) и пусковая установка, которая в боевом положении выдвигалась наружу. Механик-водитель и командир-оператор (он же наводчик и стрелок) находились в изолированной капсуле, способной защитить и от радиации, и даже, при крайней необходимости, от ядерного оружия — конечно, в разумных пределах.

В грубом приближении у 287-го объекта было два «ноу-хау»: собственно ТУРС (танковый управляемый ракетный снаряд) и опытное двойное бронирование, сделанное по принципу «бутерброда»: 90-мм бронирование — 130-мм слой стеклопластика — 30-мм бронирование — противорадиационный подбой. Установки для пуска 140-мм ТУРС 9М15 «Тайфун», разработанные специально для 287-го в ОКБ-16, стабилизировались в вертикальной плоскости: таким образом, танк мог прицельно стрелять на скорости до 30 км/ч. Управление ракетами осуществлялось по радиолучу. В качестве вспомогательного вооружения использовались две 73-мм пушки 2А25 «Молния» и спаренные с ними пулеметы.

Все выглядело достаточно гладко. Теоретически 287-й мог со значительного расстояния поражать движущиеся цели, оставаясь весьма трудной мишенью, в том числе и благодаря своей высоте (1750 мм, в районе среднего человеческого роста). Но на испытаниях 1964 года танк провалился — в первую очередь из-за крайней ненадежности ракетной установки. Из 45 испытательных пусков было зафиксировано 16 попаданий и 8 промахов, остальные же пуски сопровождались отказами! В том же году 287-й отправили на доработку, которой так и не суждено было завершиться, поскольку его прямой конкурент, ИТ-1 (экс-объект 150), показал себя гораздо лучше.

Была и еще одна кировская машина из этой серии — «Объект 288». Она была создана в ходе упомянутых «доработок». На то же шасси, что и у 287-го, установили вместо двигателя 5ТДФ два газотурбинных агрегата ГТД-350, а вместо башни — испытательную лабораторию для снятия данных с шасси. ГТД-350 показали себя гораздо хуже, чем оригинальный двигатель, и ракетное оборудование на 288-й так и не поставили. Всего было изготовлено пять соответствующих шасси — четыре для 287-х и одно для 288-го объекта. Машины сохранились (по одной каждого типа) и находятся сегодня в танковом музее в Кубинке наряду с множеством других уникальных экспонатов.

Горячая приправа холодной войны: тест-драйв танка Т-62

Я кое-как свесил ноги в люк и упёрся рукой в броню башни. Водитель кричит: “Ты там крышку люка придерживай! А то грохнется на ноги, поломает (непечатное слово). И сам держись, сейчас поедем (два слова, обозначающих направление)”. Я вцепился одной рукой в крышку люка, а другой рукой схватился за кромку его проёма. Танк взревел и тронулся. И тут я понял, что это хрустят пальцы, а не броня. Ох, а ведь это только начало. Только бы как-то пережить эти минуты и хотя бы попытаться надавить на эти рычаги самому!

“Спасибо” НАТО

И стория этого танка заслуживает особого внимания. Без неё будет не совсем понятно, почему Т-62 получился именно таким, каким получился.

Всё началось в середине 1950-х. На вооружении Советской армии тогда стоял танк Т-54 и его модификация Т-55. Он был принят на вооружение ещё в 1946 году, и ни у кого язык не поворачивался назвать его плохим. Особенно у друзей из капиталистических стран. Но за десять лет буржуи (в первую очередь — заокеанские) здорово умотали вперёд и построили танк M48 (он же — Паттон III или Паттон 48). Коварные американцы сделали хитрый шаг: они впервые башню не сварили, а отлили. И наши Т-54 с такой башней ничего сделать не могли: их 100-мм нарезные пушки Д-10Т пробить броню М48 не могли. А это было, с военной точки зрения, неправильно. И тогда танк решили модернизировать ещё раз.

Новый проект назвали “Объект 140”. Его пытались построить на базе старого Т-54, но получилось не очень хорошо. К 1958 году стало понятно, что получается сложный и нетехнологичный монстр, который никому не нужен и задаром (хотя на его разработку ушло 16 миллионов рублей, по тем временам — сумма огромная). Главный конструктор “Объекта 140” Леонид Николаевич Карцев остался очень недоволен своим детищем. Впоследствии он написал о нём так:

К отдельным деталям моторного отделения вообще невозможно было добраться обычным способом. Две тяги, например, наши сборщики-асы ухитрялись соединять через люк в днище танка, только вооружившись зеркалом, как это делают дантисты при пломбировании труднодоступных зубов. Форсунки нижнего блока двигателя можно было заменить также только через люки в днище танка. И вообще, подмоторная часть днища «объекта 140» состояла практически из одних люков.

Проект свернули. Как говорил тот же Карцев, сделали это без тяжёлых последствий. Отчасти благодаря тому, что параллельно “Объекту 140” шла разработка ещё одного проекта — “Объекта 165”. Он представлял собой гибрид из сразу нескольких наработок и уже существовавшего на то время Т-55: корпус и башню взяли от “Объекта 140”, боевое отделение — от “Объекта 150”, а мотор, трансмиссию и ходовую часть позаимствовали как раз от Т-55. Про Т-55 мы уже упоминали, про “Объект 140” тоже, а вот что такое “Объект 150”? А это ещё один наш подарок империалистам — первый и единственный ракетный танк, ставший потом известным под названием ИТ-1 — “истребитель танков”. В общем, заготовок было много, и новый “Объект 165” был готов всего за два года: в 1959 году на свет появились первые образцы нового танка. Ещё два года ушло на их обкатку, устранение замечаний и приёмку на вооружение. В итоге Т-62 был принят летом 1962 года.

Этот танк теоретически мог справиться с любой существующей на то время бронетехникой стран НАТО. И именно им мы должны сказать большое человеческое “спасибо” за Т-62. Вашими молитвами, как говорится.

Сталь против стали

Конечно, первое, что бросается в глаза — это ствол пушки. Стрелять из неё нельзя — танк демилитаризованный, и оружия в нём нет. Пушка осталась, но она тоже в нерабочем состоянии. Но она заслуживает несколько добрых слов: её можно считать гордостью этого танка.

Дело в том, что Т-62 — это первый в мире танк с гладкоствольным орудием. Казалось, нарезное было бы уместнее, почему оно гладкоствольное? А это как раз обусловлено спецификой танка — дырявить другие танки. Гладкоствольная пушка У-5ТС «Молот» была получена путём модификации пушки Д-54. Последняя на вооружение так и не встала, причём сразу по двум причинам.

Во-первых, она оказалась недостаточно эффективной в борьбе с иностранной бронетехникой, а во-вторых, военным очень не понравился дульный тормоз. Вы наверняка видели, что такое дульный тормоз — такая набалдашка на конце ствола. Если коротко — она помогает снизить отдачу при выстреле. Но всё-таки военные от него решили отказаться. Во-первых, он сильно демаскирует танк — при выстреле там видны и дым, и пламя. Во-вторых, дульный тормоз опасен для десанта, который во время выстрела может ехать на броне. В итоге военные решили, что чёрт с ней с отдачей, но тормоза не надо. Осталось решить вопрос с бронебойностью.

Тут пошли простым путём: убрали нарезку. Заряд снаряда без нарезки можно увеличить, а значит, лететь он будет веселее. Так и получилось. Вот так из пушки Д-54 получилась совсем другая пушка У-5ТС.

Есть у этой пушки и ещё две “фишки”, которые сделали её для своего времени почти революционной. Первая — это устройство для выброса стреляных гильз. После выстрела оно выбрасывает гильзу через люк в башне — таким образом сэкономили внутреннее пространство. Вторая особенность У-5ТС — новый стабилизатор «Комета» вместо «Молнии» на Д-54. С ним можно было стрелять из пушки на ходу, что для танка с гладким стволом было в новинку.

Казённая часть пушки

Ну а теперь перейдём непосредственно к танку.

Честно говоря, вокруг него можно ходить часами, но ничего интересного снаружи не видно. Просто 37 тонн стали и брони. Простому глазу не видно, что корпус танка собран из листов катаной броневой стали толщиной от 16 до 100 мм. Причём сталь тут не простая, а хромо-никель-молибденовая.

Зато если забраться наверх танка, то можно увидеть щиты, закрывающие его моторно-трансмиссионное отделение. И вот тут уже интересно: тут как раз и стоит самая тонкая броня — 16 мм. Но один человек замучается открывать эти люки. Смотрите сами: сначала надо взять ключ на 27 и открутить болты. Потом этим же ключом сдвинуть запоры люков. А потом — открыть люки, суммарный вес которых составляет приблизительно 700 кг. Задача не из лёгких. В общем-то, поэтому мы в моторный отсек и не попали — это долго и очень сложно. Но кое-что про мотор всё-таки расскажем.

Есть такой миф: ресурс танкового двигателя очень маленький, ибо он должен выдержать бой, а потом его всё равно надо “капиталить”. Этот вопрос я задал механику-водителю. Мехвод ответил уклончиво:

— А я знаю? Работал бы на заводе — сам бы спросил. Вон, 10 тысяч — и опять расход масла 20 литров. Опять на капиталку…

Что ж, отчасти миф подтверждён. Но если серьёзно, гарантийный срок работы двигателя был заявлен в 350 часов. Действительно, не слишком много. А что это за мотор вообще?

Тут стоит дизель В-55В. Это четырёхтактный мотор V12 объёмом 38,9 л. Максимальная мощность для такого объёма не так уж велика — 580 л.с. Зато момент поистине танковый — 2 250 Нм. Расположен мотор поперечно. Коробка передач — пятиступенчатая. Подробнее о них мы расскажем чуть ниже.

Я не буду углубляться в изучение средств связи, наблюдения и навигации. Если коротко — они тут есть. У командира есть бинокулярный перископический смотровой прибор ТКН и электронно-оптический инфракрасный прибор ночного видения. У наводчика есть ещё и призменный перископ ТНП-165. Хуже всего приходится мехводу: в бою он может смотреть на мир только через два неподвижных призменных перископических прибора однократного увеличения. Причём один из них смотрит прямо вперёд, а второй — чуть правее курса. А вот что творится сбоку, механик-водитель не видит вообще.

Перископический прибор механика-водителя

Уже очень не терпится залезть на место механика-водителя, но начнём мы всё-таки не с этого, а с покатушек на месте командира танка.

Тут вам не Европа!

К сожалению, этот танк демилитаризован чуть более, чем полностью, поэтому в башне и центральной части танка царит разруха. Тут не осталось даже сидений для экипажа. Так что мне придётся устроится мягким местом на броне, свесив ноги просто в пустоту люка. Держаться не за что, а вот люк держать надо. Жить хочется, поэтому держимся изо всех сил. Пуск мотора, погнали!

Если честно, я ожидал, что сейчас как затрясёт да заколбасит! А ничего подобного. Танк идёт очень мягко, не чета этим вашим Киа Соул. Ну а как иначе — почти сорок тонн… А ещё — индивидуальная торсионная подвеска. К тому же тут есть даже гидравлические амортизаторы, соединенные с балансирами передних и задних опорных катков. Сами же катки тут обрезиненные, так что ход у танка удивительно плавный. А вот когда водитель подвёз меня к снежной горе, я понял, что всё, отписался. Но ничего подобного: для танка это не преграда! Ну и надо отметить, что механик-водитель у нас замечательный, так что скоро стало даже скучно. Единственное, что развлекало — это дымовая завеса, которую устроил жрущий масло дизель. Какая уж тут маскировка…

От такой “экологии” в Европе сошли бы с ума. Хотя от Т-62 сошли бы с ума, даже если бы он укладывался в Евро-6.

Ну а как тут на месте мехвода? О, сказочно! Сказочно тесно.

Так выглядит место мехвода

У кресла водителя есть регулировка, которая, грубо говоря, сводится к трём положениям: голова наружу, голова внутри и «серединка». В боевых условиях, конечно, кресло надо опустить и закрыть люк. Но тогда тут практически вообще ничего не видно! Разумеется, на танковом полигоне это не слишком критично, но всё равно очень неуютно. Можно занять компромиссное среднее положение, и тогда можно выглядывать из люка, высунув голову. Так мы и сядем.

Все вы прекрасно знаете что руля у танка нет. Так что будем рассказывать об “ухватистых” и “пухлых” рычагах фрикционов (на самом деле никакие они не ухватистые и тем более не пухлые). Тут нет даже нормальных педалей. Точнее, педаль газа нормальная, а вот тормоз и сцепление — это какие-то лошадиные стремена, а не педали.

Так, что тут нам надо знать, прежде чем тянуть руку к кнопке стартера? Во-первых, обратим внимание на рычажок перед рычагом КП. С его помощью перед пуском мотора нам надо подкачать топливо. Хитрый “барашек” рядом с ним — переключатель между топливными баками. Баков на Т-62 несколько. Основные стоят внутри корпуса, и они надёжно защищены бронёй. Снаружи вдоль правого борта есть ещё два запасных бака, из которых солярку можно перекачать в основные. Но мы этот переключатель не трогаем. А вот кнопку маслозакачивающего насоса (МЗН) нажать придётся: перед пуском дизеля в него надо “накачать” масло. Но перед этим нужно ещё включить “массу”. Для этого нажимаем кнопку питания, расположенную почти около правого уха.

Вообще, тут всё сделано так, чтобы танкист в бою выжил, но ужасно измучился. И кнопок, которые легко нажимаются пальцем, тут тоже почти нет. Поэтому по кнопке массы приходится стучать кулаком. Теперь нажимаем кнопку МЗН, ждём несколько секунд и жмём кнопку стартера. В принципе, мотор можно запустить и сжатым воздухом, но у нас все четыре 24-вольтовые АКБ заряжены. Итак, дизель запущен.

Знаете, чем обычная современная машина, даже грузовая, отличается от танка? В ней всегда тише, чем снаружи. Закрыл окошко — и мотора почти не слышно. А вот в Т-62 всё строго наоборот. Рёв внутри танка просто чудовищный. Мехвод хотя бы в шлеме, а вот у меня уши ничем не прикрыты. Орать тут тоже бесполезно, так что заткнулись и терпим.

Терпим не только шум, но и унижения от рычагов трансмиссии. Помнится, я как-то радовался, что рычаги Шерпа можно двигать пальчиками. Но Т-62 — ни разу не Шерп, хотя тут тоже есть бортовая трансмиссия. Правда, другая. Тут стоят двухступенчатые планетарные механизмы поворота с блокировочными фрикционами. У рычагов два положения, и в зависимости от того, насколько сильно потянуть рычаг на себя, радиус поворота меняется. Само собой, ступенчато. Как наш мехвод умудрялся рулить этим танком точно — ума не приложу.

Силу надо прикладывать не только к рычагам, но и к педалям. Но тут выручает посадка: ноги выпрямить просто негде, поэтому они всё время согнуты в коленях. Упираемся спиной в кресло и давим со всей дури. И при переключении передач не забываем нажимать “собачку” на рычаге. Кстати, коробка тут пятиступенчатая с абсолютно нелогичной схемой переключения передач: первая — вниз, вторая — влево и вниз, третья — влево и вверх, четвёртая — вправо и вверх, пятая — вправо и вниз, а задняя — просто вперёд.

Контрольный выстрел в голову — это абсолютная невидимость органов управления в “походном” положении. Выручает страшная теснота: руками махать негде, и рычаги находятся сами собой. Если опустить голову в танк, органы управления видны, но не видно дорогу. И вообще ничего не видно.

Допускаю мысль, что мне с ростом метр восемьдесят в танке вообще не место. Я тут не мог развернуться с фотоаппаратом, а как тут воевать — вообще непонятно. И не дай бог этого понять.

Т-62 закончили выпускать в 1975 году, но встретить их можно до сих пор. Из недавних боевых действий можно вспомнить вооружённый конфликт в Южной Осетии, гражданские войны в Ливии и Сирии. Т-62 до сих пор стоит на вооружении 13 стран мира. Хороший, конечно, танк. Но пусть лучше он стоит, а не ездит и стреляет. Так всем будет лучше.

Выражаем благодарность за предоставленную на тест-драйв машину межрегиональной общественной организации содействия изучению и эксплуатации военной техники “Военно-техническое общество”.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector
×
×